На главнуюКарта сайтаКонтакты
Телефон: 8-965-121-81-85
E-mail: info@siriniti.ru
«СИРИНИТИ» Кадровый консалтинг
  • Организация корпоративного отдыха, конференций
  • Ведение и восстановление кадрового аудита
  • Подбор персонала
  • Адаптация, тренинги, корпоративная культура
  • женский интернет портал

Сиринити

Полезное

Форум

Версия для печати

Статьи

Стратегии жизненного успеха и мотивация достижения

Понятие о справедливости. Дж.Адамс сформулировал теорию справедливости, объединяющую в себе параметры индивидуальных различий, ситуационных и феноменологических переменных. Несмотря на то, что любой работник больше мотивирован при условии справедливо заключенного договора, существуют межличностные различия в поведении, обусловленные тем, как люди воспринимают справедливость и несправедливость. «Благосклонные» удовлетворены, даже когда их недооценивают, и чувствуют вину, если их переоценивают или же оценивают по справедливости. «Сензитивные» (к справедливости) убеждены, что все, включая их самих, должны быть оценены достойно, по справедливости. Наконец, «претендующие» считают, что они должны получить все, что только возможно. Вполне понятно, что они испытывают дистресс в любом случае — когда их недооценивают или даже оценивают по справедливости. Переоценить же «претендующих», согласно их установке, невозможно.
Соревновательность. Обнаружено, что мальчики, проявляющие чрезмерную пассивность в период детства, не склонны к соревновательности, став взрослыми. В то же время зависимые мальчики становятся заботливыми и благожелательными мужчинами, часто имеющими счастливые браки.
Ориентация на успех vs избегание неудачи. Эта характеристика описывает представления, тесно связанные с мотивацией и выбором способов поведения. Индивидуальные различия в интенсивности реакций на успех и неудачу отмечаются уже у четырех—шестилетних детей. Изучение факторов, влияющих на формирование предпочтения успеха или избегания неудачи, выявило ряд образующих эти стратегии компонентов. Было проанализировано поведение матерей, чьи дети за время учебы в первом классе стали сильнее бояться неудачи (то есть привлекательность избегания неудач оказалась для этих детей весомее силы привлекательности успеха), по сравнению с матерями детей, ставших за это же время обучения более уверенными в успехе. Следующие факторы оказались наиболее влиятельными:
  • ориентация на социальные, а не предметные и индивидуальные нормы, желание видеть соответствие более высоким стандартам качества, недовольство достигнутым;
  • более сильная регламентация и контроль ситуации (в данном случае — выполнения домашнего задания); матери детей, избегающих неудачи, реже считаются с желаниями ребенка и реже поощряют его к самостоятельной работе; помощь оказывается в виде прямого вмешательства в работу;
  • в беседе успешное выполнение заданий редко объяснялось высокой одаренностью ребенка, зато неудача часто объяснялась малой одаренностью;
  • на высокие достижения чаще проявлялась нейтральная реакция; детей реже хвалят и ласкают.
Уровень притязаний. Уже в возрасте 3,5—4,5 лет у детей проявляется предпочтение наступательной или оборонительной стратегии по отношению к задачам и ситуациям разного типа как наиболее ранний признак различий в индивидуальных (личностных) стандартах или уровне притязаний. Портреты взрослых испытуемых, составленные на основе критерия величины целевого отклонения, выглядят следующим образом:
  • высокий реалистичный уровень притязаний сочетается с уверенностью в ценности собственных действий, стремлением к самоутверждению, ответственностью, коррекцией неудач за счет собственных усилий; наличием устойчивых жизненных планов с элементом ригидности;
  • высокий нереалистичный уровень притязаний сопровождается фрустрированностью, требовательностью к другим и обвинением окружающих; такие субъекты тревожны, не выносят подчинения, но ничего не делают для реализации собственных планов; малообщительны и инфантильно аффективны;
  • умеренный уровень притязаний свойственен принимающим себя в целом субъектам; они не ищут самоутверждения, уверены в себе, настроены на успех, соразмеряя усилия с ценностью достигаемого;
  • низкий уровень притязаний сочетается со средними возможностями субъекта, как правило, осознаваемыми им самим; установка на подчинение и очевидная беспомощность; скромные цели и слабость перед неудачей часто отражают стремление стать более опекаемым; планы на будущее неясны, временная перспектива структурирована слабо.
Понятие успеха как такового имеет ключевое значение для любого человека. Однако далеко не всегда различаются уровни этого важнейшего конструкта, представленные организованными в иерархическую структуру факторами: степень самосовершенствования, профессиональные достижения и жизненный успех.
Личностный успех выражается в достигнутом человеком уровне личностной зрелости, связанном с ощущением субъективного и семейного благополучия. Успех профессиональный отражается в степени творческого своеобразия конечного результата или продукта деятельности.
Наконец, жизненный успех может быть достигнут как за счет одного из этих двух факторов (и в этом случае он неизбежно строится на основе гиперкомпенсации), так и за счет наиболее оптимального сочетания личностного и профессионального компонентов.
Социальные классы или "слои населения"
Система стратификации включает в себя и такие переменные, как условия проживания, стили жизни (включая установки и ценностные ориентации), наконец, ожидания как показатель направления развития. Взятые все вместе, эти параметры образуют контекст, на фоне которого происходит важнейший процесс социализации ребенка.
Можно выделить два подхода к анализу различий между людьми, обусловленных феноменом стратификации. Первый связан с выделением шкалы "снизу—вверх", второй построен на сравнении так называемого среднего класса с неблагополучными группами населения. Исследования, проведенные среди различных групп населения в рамках первого подхода, выделяют пять социально-экономических уровней — "нижний (неблагополучный) класс", рабочий класс ("голубые воротнички"), класс-ниже-среднего ("белые воротнички", служащие), класс-выше-среднего (бизнесмены и независимые профессионалы), "класс-с-высоким-уровнем". Процент населения, приходящийся на каждый выделяемый в популяции класс, оказывается довольно устойчивым и составляет, например, для США соответственно 18, 48, 21, 10 и 3.
Влияние социального класса или страты, в которую включен индивид, часто проявляется на протяжении всего жизненного пути человека — от особенностей протекания беременности матери до становления зрелой личности. Д. Картрайт выделяет два взаимосвязанных кластера признаков, характеризующих эффект влияния на личность особенностей социального статуса. Представим эти данные, а также результаты исследований других авторов, в обобщенном виде.
Характеристики статуса:
  • Социально-экономический уровень жизни родителей
  • Наследственные признаки
  • Уход за матерью во время беременности (включая питание)
  • Питание новорожденного и уход за ним
  • Питание, уход и стимуляция в период младенчества
  • Питание, уход и стимуляция в детстве
  • Соседи и ближайшее окружение
  • Школьная среда
  • Возможности для выбора рода занятий
  • Профессия и уровень дохода
  • Достижение определенного статуса
Ситуативные и личностные переменные:
  • Домашняя обстановка: привычки, установки, особенности брака, готовность к появлению ребенка; ближайшие родственники
  • Потенциал и ограничения врожденных характеристик
  • Воздействие на организм ребенка в пренатальный период
  • Влияние на здоровье, жизнеспособность и активность
  • Развитие интеллекта и креативности
  • Формирование эмоций и характера
  • Влияние на установки, знакомства
  • Знания, навыки, подготовленность
  • Поддерживающие или блокирующие тенденции
  • Соответствие ожиданиям
  • Характеристики поставленных целей
Примечательно, что практически каждый из представителей различных групп прекрасно осознает наличие социальной иерархии. При этом четкие критерии для оценки своей "социальной метки" люди давать затрудняются, указывая лишь на тех своих знакомых, кто находится "ниже" или "выше" их собственного уровня. Однако психологи выявили по меньшей мере восемь компонентов, которые могут служить критериями для определения статусной позиции:
  1. ранг профессии мужчины в терминах ее престижности;
  2. доход семьи;
  3. качество домашнего хозяйства;
  4. репутация района проживания;
  5. связи с общественными клубами и организациями;
  6. религиозное влияние;
  7. образование мужчины;
  8. образование женщины.
Разумеется, одним из важнейших компонентов, влияющих на проявление индивидуальных различий, оказывается специфика внутрисемейного взаимодействия.Многие психологические различия между школьниками (в уровне развития способностей, предпочтенииэмоциональных реакций, самооценке и Я-концепции в целом) связаны с различиями в семейной среде, нередко зависящей от социоэкономического статуса (СЭС). В семьях, имеющих более высокие показатели СЭС, отцы были склонны чаще бывать дома, родители претендовали на большее участие в школьной жизни детей и в их последующей профессионализации.
Три важнейших показателя СЭС — уровень образования матери и отца и профессиональный статус отца — связаны с измерением оценки родительской заботы о детях. Каждый из отмеченных трех индикаторов соотносился со степенью их благотворного влияния на семейную среду, а также со степенью проявления отцом стремления к развитию в ребенке независимости и индивидуального своеобразия. При этом матери с высоким образовательным статусом поощряли эти качества в дочерях, в то время как корреляция их статуса с характеристиками сыновей оказалась незначимой. Отвержение ребенком отца негативно коррелировало со степенью выраженности всех трех показателей.
Изучение семейной среды в разных социальных классах в течение тридцати лет позволило сделать два вывода — количественный и качественный. Были выявлены лишь незначительные различия между семьями с разным СЭС по признакам, характеризующим практику ухода за детьми (количественный признак). Однако различия в манере, в которой осуществлялось родительское воспитание, были значительны (качественный аспект). Низкостатусные родители характеризовались как более авторитарные, обвиняющие, принуждающие. Матери трех—пятилетних детей из семей с низким статусом сильнее ограничивали поведение своих детей.
Имея тенденцию к усилению с возрастом, частные эффекты социально-классовых различий образуют довольно серьезный фактор, влияющий на такие тонкие сферы индивидуальности, как эмоциональная жизнь и связанные с нею поведенческие паттерны. Представители так называемого среднего класса чаще испытывают чувство вины и склонны возникающую агрессию обращать против себя, что проявляется, например, в количестве суицидов. Напротив, представители "нижних слоев общества" обнаруживают тенденцию к проявлению агрессии в форме физических действий, направленных против других. В то же время для детей из низкостатусных семей характерна высокая соревновательность как возможность непосредственной демонстрации своего превосходства над другими, а для детей из "среднего класса" характерно проявление высокой степени стремления к достижениям.
В зависимости от степени дифференциации между семьями из разных слоев общества, включая отличия в ценностных ориентациях, целях и стилях взаимодействия, формируются различия между детьми, а затем уже и между взрослыми. Можно охарактеризовать специфику важнейших личностных характеристик, относящихся к особенностям целей и ценностных ориентации в семейной жизни, в зависимости от СЭС:
  1. "Неблагополучные". Супруги эмоционально и социально изолированы; акцентирование обязанностей женщины; мужчины не могут выполнить свою маскулинную роль в освоении профессионального рынка; прямое деление обязанностей по половой принадлежности; осознание неконтролируемости своей жизни.
  2. "Голубые воротнички". По традиции свойственна сильная половая сегрегация; женщины изолированы, пассивны, подчиняемы, привязаны к дому. Современная тенденция проявляется в стремлении к большему, по сравнению с традиционными установками, равенству и разделению обязанностей, принятия решений и сексуальных удовольствий.
  3. "Белые воротнички". Акцент делается на респектабельности, что может вести к ригидности поведения; сильные семейные узы; жена является младшим помощником мужа.
  4. "Выше среднего". Ориентация на карьеру, особенно среди мужчин; финансовая независимость и стабилизация; социальный престиж; жена часто занимается самосовершенствованием для помощи мужу в его карьере.
  5. "Высокий уровень". Беззаботная жизнь, финансовая стабильность, престиж; акцент на традициях и родословной; мужчины должны следовать в профессии семейной традиции; жена должна полностью "идентифицироваться" с мужем.
Разумеется, в соответствии с этими базовыми жизненными установками родители воспитывают детей, закладывая, в немалой степени, прочную основу для обнаруживаемых затем во взрослых взаимоотношениях личностных различий.
Отчетливое влияние средового компонента на актуальный уровень развития интеллекта выявлено в исследованиях приемных детей. К. Кэпрон и М. Дайм во время Французского Эксперимента изучили группу из тридцати восьми детей, взятых во младенчестве приемными родителями. При этом около половины детей родились в более образованных высокостатусных семьях, а другая часть — в семьях с более низкими социоэкономическими показателями. Сравнение показателей IQ между выделенными двумя группами подростков обнаружило превышение в 11—12 пунктов для тех, кто воспитывался в высокостатусных приемных семьях, независимо от отнесенности к какой-либо из групп по факту рождения. С другой стороны, был выявлен и наследственный эффект, который проявился в том, что дети, рожденные в высокостатусных семьях, имели более высокие показатели IQ независимо от того, в какой приемной семье они воспитывались.
Положение на шкале социально-экономического статуса (низкий, средний и высокий уровни) влияет на многие связанные с интеллектом характеристики индивидуальности. На основе лонгитюдного исследования детей в низкостатусных семьях И. Шэфер предположил, что интеллектуальная компетентность опосредуется на каждом этапе индивидуального развития набором родительских установок и ценностей. Родители с низким социально-экономическим статусом вырабатывают менее удачные стратегии решения проблем для своих детей, чем родители, относящиеся к так называемому среднему классу. В низкостатусных семьях родители также проявляют тенденцию скорее решать детские проблемы самим, чем помогать детям в решении их проблем. При этом, по полученным в других исследованиях данным, поощряющий независимость в решении проблем стиль родительского воспитания связан с более высокими показателями IQ у детей.
Успешные и неуспешные: поведенческий портрет
Характерологический фактор также оказывается существенным компонентом в общей формуле жизненного успеха. Так, сформировавшийся в детстве «неблагоприятный симптомокомплекс черт», который в обиходе часто обозначается как «скверный характер», нередко развивается в течение всей последующей жизни. Люди, обнаруживающие этот комплекс (в который, по результатам исследований, входят социально-нежелательные черты, такие как вспыльчивость, застенчивость и пр.) в возрасте восьми лет, став взрослыми, продолжают находиться под его влиянием. Мальчики с данным симптомокомплексом проявляли тенденцию бросать школу и, став мужчинами, вели неустойчивую и беспорядочную профессиональную деятельность. Это привело их к более низкому профессиональному статусу и снижению карьерного роста. Эффект воздействия комплекса на женщин проявился в их домашней жизни. Они, как правило, выходили замуж за представителей более низких, чем ожидали, социальных слоев, гораздо чаще разводились, проявляли меньше удовлетворенности своими супружескими отношениями, а также воспринимались своим мужем и детьми как «люди со скверным характером». Эти признаки отчетливо были выражены у данной группы женщин по сравнению с их сверстницами, не имеющими в возрасте восьми лет выраженного симптомокомплекса черт.
По данным тех же авторов, застенчивые в детстве, в возрасте восьми лет, мужчины позже женились, позже стали отцами и приобрели стабильное положение позже, чем незастенчивые. Женщины, застенчивые в детстве, продолжали оставаться таковыми без вредных для себя последствий. Они вовремя выходили замуж и заводили детей, но только меньше времени отдавали профессиональной карьере. Они выходили замуж за мужчин, имеющих более высокое социальное положение, возможно потому, что застенчивая женщина считается более подходящей для домашней жизни супругой.
Эрик Берн, развивая созданную им концепцию жизненных сценариев — устойчивой системы представлений субъекта о своем поведении в различных ситуациях — описал сценарии Выигрывающего и Проигрывающего, которые можно соотнести соответственно с симптомокомплексами «личностного успеха» (высокий уровень притязаний, ориентация на удачу, уверенность в себе, наступательная стратегия, ожидание позитива etc.) и «поражения» (низкий или завышенно-нереалистичный уровень притязаний, избегание неудачи, оборонительная стратегия, ожидание негатива etc.). Проигрывающий охвачен смутным предчувствием беды и вызывает беспокойство у окружающих; для него типичны фразы: «Если бы только...», «Мне нужно было...», «Я так и знал, что это случится...»; он не знает, что будет делать в случае поражения, зато любит рассказывать о том, что случится в случае успеха; он старается отбросить саму мысль о провале, заменяя ее мечтами о последствиях победы. Проигрывающий воспринимает выигрыш как подарок Судьбы, а неудачу считает характерной для своей жизни закономерностью.
Выигрывающий сам выбирает себе цели и способы их достижения; он знает, что будет делать, если проиграет, но не привык рассуждать о поражении; для него характерны фразы: «Я ошибся, но в следующий раз поступлю правильно» или: «Теперь я знаю, что мне делать». Выигрывающий удачу считает закономерностью, а неудачу — случайностью.
Качество жизни: образование, наличие и сложность работы, деньги и здоровье
Эти параметры определяют в своей совокупности специфику статусной позиции со стороны социального, средового влияния. Качество окружающей ребенка социально-экономической среды непосредственно сказывается на его физическом, психическом и личностном развитии. Районы проживания с неблагополучной обстановкой становятся наиболее сильным препятствием для формирования у растущих детей адекватного мировосприятия, что неизбежно сказывается на уровне жизненной адаптации.
Хорошо образованные взрослые не только имеют более высокий уровень IQ, но и обнаруживают более развитые интеллектуальные и исполнительские навыки в пожилом возрасте. Взрослые с менее высоким уровнем образования имеют более крепкое здоровье и живут дольше, чем образованные люди их класса, а также имеют более стабильные браки и чаще считают их счастливыми. Интересно, что образованные люди и представители среднего класса удовлетворены, в целом, своей жизнью, более счастливы и демонстрируют значительно больший личностный рост. Высокий уровень дохода связан также с возможностью хорошего ухода за детьми и с более комфортной жизнью на пенсии.
Опыт в выполнении сложной работы и набор освоенных жизненных ролей оказываются еще одним дифференцирующим параметром. Сложность работы не только обеспечивает развитие когнитивных навыков и, соответственно, интеллектуальное совершенствование, но и вырабатывает рефлексивность, как качество, ведущее к эмоциональному и личностному росту.
 
Автор: эксперт, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института психологии РАН.

Источник: www.elitarium.ru
Автор: Александр Викторович Либин
Наверх
© 2007-2010 ООО «Сиринити»
Создание сайта © 2007-2010
Интернет-компания СофтАрт
О сайте | Карта сайта
Адрес: г. Москва

Полезные ссылки
PR-CY.ru